Окей, Спутник — Дигибу

Опубликовано: 22.12.2018

В условиях всё большей изоляции России от внешнего мира не вызывает удивления состоявшееся недавно подписание закона, создающего преференции отечественному программному обеспечению. Пока, правда, речь идет только о государственных учреждениях, а компании с долевым участием государства получат аналогичный закон уже «вдогонку».

75% используемого в России программного обеспечения произведено за границей, — делится данными исполнительный директор АРПП «Отечественный софт» Евгения Василенко.

Согласно ожиданиям экспертов минкомсвязи, к 2025 году российский софт должен будет составлять не менее половины в большинстве сегментов отечественного корпоративного рынка, а доля клиентских и мобильных операционных систем увеличится в 10 раз и также будет составлять около 50 процентов.

Чтобы достичь поставленной цели (напомним, в настоящее время доля отечественного софта составляет до 25%), предлагается при госзакупках опираться на российские разработки и лишь в крайнем случае, при отсутствии альтернативы, использовать зарубежные аналоги. С нового 2016 года необходимость использования иностранных программ предстоит отстаивать, ведь далеко не каждая русская программа «дотягивает» до необходимого уровня.

С другой стороны, зачастую возможности «бездумно» покупаемой программы бывают не нужны. К примеру, мощный издательский функционал офисного пакета Microsoft подавляющим большинством юзеров попросту игнорируется.

Таким образом, если одному из трёх «китов» закупаемого государством иностранного ПО и можно будет найти замену, то другие два – Oracle и  SAP – реальных конкурентов на российском рынке не имеют.

На самом деле импортозамещение в сфере программного обеспечения волнует российские власти далеко не первый год: ещё в 2011 году была создана национальная программная платформа, ставящая своими целями переориентацию финансовых потоков на внутренний рынок (импортозамещение в ИТ), повышение конкурентоспособности наших программ, защиту от утечки информации и развитие отечественных центров информационной разработки мирового класса.

Основными направлениями, над которыми будут работать центры технологической платформы, станут:

базовое системное ПО, интеллектуальные поисковые системы, когнитивные системы, семантические технологии, программная и системная инженерия, телекоммуникации, навигация, мультимедиа и мобильные системы, распределенные и высокопроизводительные вычисления, средства быстрой разработки прикладных приложений для управления и учёта, технологии построения электронных государственных решений, информационной безопасностии автоматического анализа текстов.

1С, «Лаборатория Касперского», Dr. Web, Entensys, «Аскон», InfoWatch, – в некоторых отраслях достойные российские замены вроде бы уже существуют. В то же время крупнейшие в стране разработчики ПО ( «Яндекс», «Лаборатория Касперского», «1С Битрикс», ABBYY ) ввиду сложной корпоративной структуры формально могут оказаться зарубежными.

Российский софт зачастую остаётся за бортом не из-за низкого качества (авторитет российских программистов не вызывает сомнения), а «благодаря» скромным маркетинговым бюджетам, особенно по сравнению с мировыми гигантами.

Россия в сфере обеспечения национальной безопасности (в борьбе с возможным отключением поддержки и обновления ПО и нарушением всей работы информационной системы) решила пойти по пути Соединённых Штатов Америки, где программные продукты для госнужд закупаются преимущественно у национальных производителей. В Китае же импортозамещение в сфере телекоммуникаций и вовсе стало абсолютным: иностранцы попросту не имеют доступа к этой сфере.

Готовы ли российские производители ПО в новых условиях дать достойный ответ зарубежным конкурентам? Рассматриваете ли вы федеральный закон №188 как толчок к развитию бизнеса? Или собственный поисковик, «одобренная» социальная сеть и российский софт – это тревожный звоночек, означающий переход страны на осадное положение?

Мнения опрошенных нами экспертов по этому вопросу разделились , а какова ваша точка зрения – давайте обсудим?

Мария Саксонова

rss