Николай Цискаридзе: "В театре должен быть критерий допустимого"

Опубликовано: 28.08.2018

Николай Цискаридзе. Фото: Павел Баранов/Известия

Должны ли быть рамки у искусства? Кто должен их устанавливать? Что важнее – режиссерская трактовка или первоисточник?

Свои ответы на эти вопросы в эксклюзивном интервью дал Народный артист России Николай Цискаридзе.

– Как Вы считаете должна ли быть цензура в искусстве?

— Я не сторонник цензуры. Но какой-то критерий допустимого все же должен существовать. Это не должны быть очень жесткие рамки. Но, с моей точки зрения, нельзя, чтобы со сцены кого-либо оскорбляли, чтобы в театре показывались слишком откровенные сцены. Такого рода проекты можно посмотреть в клубах с соответствующей специализацией. А театр – это театр, и для него какая-то грань должна быть.

– Кто, на Ваш, взгляд должен провести эту грань?

— Это проблема Министерства культуры. Сейчас нет каких-либо критериев, в театре полностью отсутствует уважения к тексту, к памяти авторов, композиторов, либреттистов и так далее… Должно быть напечатано правило. Что, например, нельзя обнажать грудь больше, чем настолько-то. Пожалуйста, обнажайтесь, но не до конца.

– В Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко поставили оперу Бенджамина Бриттена по пьесе Шекспира «Сон в летнюю ночь». Трактовка английского режиссера Кристофеар Олдена вызвала неоднозначную реакцию критиков и публики. Представители Русской православной церкви и вовсе обвинили театр в пропаганде педофилии.

— Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко был создан как альтернатива Большому театру. Там не должны идти спектакли, повторяющие репертуар Большого. Первым спектаклем, который поставили в театре Станиславского, был, по-моему, «Евгений Онегин». Всем известное произведение, поставленное в классическом варианте, но чуть-чуть по-другому. Станиславский не коверкал партитуры. Хотя, конечно, в этом театре должны быть эксперименты.

Несколько лет назад великая певица 20 века Джоан Сайзерленд приезжала на конкурс к Елене Образцовой и высказала мысль, с которой я как зритель абсолютно согласен. Она сказала, что за сложными режиссерскими трактовками все давно забыли, что опера – это, прежде всего, первоклассное пение!

– Как Вы считаете, каким качествами должен обладать настоящий театральный режиссер?

— Великим режиссером, в том числе и оперным, может считаться только тот, кто способен взять затертую до дыр пьесу, поставить ее так, как она должна быть поставлена, и при этом чтобы современному человеку было интересно от начала и до конца. Чтобы зритель четыре часа не мог оторваться от сцены, хотел слушать и не хотел уходить. Тогда этот режиссер гениальный.

А когда он привлекает зрителя скандалом, раздеванием, киданием шайками – это, как говорила Фаина Георгиевна Раневская, кабутины – с французского бездарные и плохие артисты.

МТРК “Мир”

rss