Миф: повествование, образ и имя

Опубликовано: 20.12.2018

видео Миф: повествование, образ и имя

Кто такие гаргульи. Мифы, факты и отсылки в современной культуре

Проблема отношений мифа и ритуала в современной культурологии во многом представляет собой пресловутую проблему курицы и яйца: исследователи мифологии спорят, что возникло раньше – миф или обряд – и, соответственно, миф объясняется через обряд – или обряд объясняется мифом Между тем само существование этой проблемы вызвано, как кажется, не в последнюю очередь тем, что если под "ритуалом" все понимают примерно одно и то же, и этот предмет не требует строгих дефиниций, то природа мифа сама является объектом оживленных дискуссий. Теория мифа, несмотря на свою почтенную историю, продолжает оставаться in statu nascendi,и однозначной и общепринятой дефиниции мифа не существует. Это вполне объяснимо: достаточно посмотреть, например, на определение мифа, которое дает такой крупнейший знаток мифологии, как Клод Леви-Строс,) чтобы убедиться в том, что понятие "миф"охватывает целый комплекс явлений, относящихся к разным (хотя и смежным) областям деятельности человека. Пишущие об отношении мифа к ритуалу в большинстве случаев под "мифом" понимают повествование, рассказ о, мифологический сюжет.Но по нашему глубокому убеждению, повествовательная, нарративная составляющая мифа не является ни единственной, ни первичной в мифологической структуре.


5 Существ из Древнеегипетской мифологии

Миф в том виде, в каком он известен нам из наиболее классической — греческой — мифологии, представляет собой прежде всего мифологический образ . Греческая мифология изобилует яркими образами, сочетающими  имя и  облик: Кентавры — это полулюди-полукони, но на четырех конских ногах , а Силены — тоже полулюди-полукони, но на двух ногах. Сирены — полуженщины-полуптицы, чудесным пением заманивающие мореходов на скалы, а Сфинкс — чудовище с телом льва и птичьими крыльями, губящее путников своими загадками, и т.п. Уже из этих описаний видно, что имя и облик первичны, что рассказ  вырастает из попытки описать называемое существо (а мифология имеет дело сплошь с живыми существами, которых как-то  зовут ). Если мы хотим описать Сфинкса, то в это описание должны как-то вместиться не только голова   женщины ,тело льва и крылья, но и смертоносные загадки, потому что сущность Сфинкса выражается в них не меньше, чем в облике. Здесь уже недалеко до истории с Эдипом, т.е. до «мифа» в привычном смысле, до мифа-повествования, мифа-рассказа. Но если мы не описываем, а  изображаем Сфинкса (например, делаем статую), то мы изобразим, разумеется только тело, но это изображение некоторым образом будет содержать и информацию о загадках (недаром знатоки греческой скульптуры, видя фрагмент статуи — торс или плечо и  руку , уверенно определяют: «Это Посейдон», или «Это Аполлон»). Более того, если мы просто произнесем слово «Сфинкс» — и этого будет довольно, ибо имя содержит информацию и о теле с крыльями, и о загадках. «Афина» прежде всего не какой-то рассказ о ней, но  образ светловолосой богини с копьем, щитом и эгидой, с  совой и змеей, как являет её знаменитая статуя Фидия). Однако этот образ содержит в себе, в свернутом виде, и рассказ о рождении Афины — о появлении из  головы Зевса тяжеловооруженной воительницы, и её зооморфную ипостась, и её  хтоническое , змеиное «прошлое». Содержится же все это — и образ, и мифологические сюжеты — в мифологическом имени . По известному определению А. Ф. Лосева, «миф есть развернутое магическое имя». Само древнегреческое слово mythos означает «слово». Что же это за «слово» и что оно, с точки зрения мифологического сознания, выражает?


«Призрак в доспехах» (2017). Миф о рождении героя. Психологический смысл фильма

Mythos есть мифологическое имя, определяющее данную мифологическую сущность и отграничивающее её от других мифологических сущностей; это и составляет первичное содержание мифа. В известной нам греческой мифологии классического периода центральное место принадлежит уже чрезвычайно развитым мифологическим структурам — ярким мифологическим образам с богато развёрнутыми мифологическими сюжетами. Однако в той же греческой мифологии, на периферии её, зафиксированы более архаические этапы развития мифа. Миф рождается прежде всего как имя. Древнейшие мифологические структуры до-сюжетны и даже ещё до-образны, их мифологическое содержание исчерпывается их мифологическим именем . Харибда и Скилла, Тифон и Тартар едва ли имеют детализированный, описуемый облик, они суть только интуиция чего-то — неразличимого как вид,  лик , но чрезвычайно отчётливого, отличного от других таких же интуиций. Эту ощутимую отличность и фиксирует мифологическое имя. Трудно изобразить Тартар — но благодаря имени он чётко отграничен от всего другого и понятен. Иконографический материал свидетельствует: греческое искусство не знает изображений Харибды или Тартара. Единственное представленное в Lexicon Iconographicum Mythologiae Classicae изображение Хаоса — очень позднее, чисто аллегорическое и совершенно антропоморфное (сама антропоморфность изображения прямо свидетельствует о неархаичности данного мифологического субъекта).

Следующая — и для греческой мифологии, как уже сказано, центральная — ступень объединяет имя и облик и представлена мифологическим образом . Древнейшие мифологические образы зафиксированы в так называемой хтонической мифологии: Горгона, Химера и Сфинкс легко изобразимы, у них есть определённые черты (змеиные волосы , львиное тело, драконий хвост). Характернейшим признаком, свидетельствующим об архаичности этих мифологических персонажей, наряду с неантропоморфностью облика, является отсутствие у них определённых функций. Они не божества чего-либо, они — божественные ( демонические по-гречески) сущности просто. Наделение их специально смертоносными качествами происходит в более позднюю, героическую эпоху мифологии, и тогда же появляются мифы — рассказы об истреблении этих существ героями. Первоначально же Горгона  старше Персея, Химера  старше Беллерофонта, а Сфинкс — Эдипа. Иконографический материал подтверждает это с большой убедительностью: не говоря уже о том, что египетское искусство знает Сфинксов, но не знает никакого Эдипа, в искусстве собственно античном количество Горгон и Химер, изображённых отдельно, в количественном отношении многократно превосходит изображения их с героями-победителями

Источник статьи

rss