Глава 23. Курильские острова в 90-е годы XX столетия.

Опубликовано: 24.08.2018

видео Глава 23. Курильские острова в 90-е годы XX столетия.

Манга Боруто глава 23 (Озвучка)

Высоков Михаил Станиславович

23.1. Шоковая терапия на Курилах и ее последствия.

В начале 1992 года Курильские острова, как и вся наша страна, вступила в один из самых сложных периодов своего развития. Период радикальных экономических и политических реформ. Так получилось, что начало этих реформ тесно связано с именем Егора Тимуровича Гайдара, который в правительстве Б.Н. Ельцина занимал пост вице-премьера по экономике.


ПОЯВЛЕНИЕ КАВАКИ –КАШИН КОДЖИ точно ДЖИРАЙЯ | Обзор 23 главы манги Боруто

Е.Т. Гайдар и его сторонники исходили из того теоретического положения, что именно тотальное вмешательство государства в экономику России сделало ее крайне неэффективной. В связи с этим по мысли Гайдара государство должно как можно быстрее уйти из экономики, которая только после этого в силу действия законов рынка, уравновесив спрос и предложение, сможет отрегулировать себя сама. Новое российское руководство исходило из того, что универсальными инструментами для превращения неэффективной социалистической экономики в эффективную рыночную экономику являются свободные цены, свободное предпринимательство и частная собственность. Поэтому реформы в России начались с того, что повсеместно были введены свободные цены, разрешена свобода торговли и началась приватизация.


Каваки НАКОНЕЦ-ТО ПОЯВИЛСЯ!!! | Расенган от Кашина Коджи | 23 Глава Боруто

Какой либо предварительной подготовки к проведению в огромной стране столь радикальных реформ не проводилось. Реформаторы исходили из того, что Россия смертельно больна, и что только немедленное применение к ней «шоковой терапии» рыночных реформ может ее спасти. При этом реформаторам не удалось рассчитать ни экономических, ни социальных, ни политических последствий предпринимаемых ими действий. Они считали, что «хуже будет всем примерно полгода, затем — снижение цен, наполнение потребительского рынка товарами, а к осени 1992 года — стабилизация экономики, постепенное улучшение жизни людей».

Утро 2 января 1992 года у подавляющего большинства жителей Сахалинской области началось с настоящего шока. Зайдя в магазины, они увидели, что цены на подавляющее большинство товаров выросли в несколько раз. Почему-то особенно потрясала цена на сметану, в одночасье подскочившая более чем в десять раз. Однако это было только начало. В течение года потребительские цены на все товары и услуги выросли в 31,9 раза. В том числе на продовольственные товары цены выросли в 12,5 раз, непродовольственные товары — в 52,5 раза, платные услуги — в 32 раза. Неконтролируемый рост цен больнее всего ударил по населению Крайнего Севера и Дальнего Востока России. Но именно в Сахалинской области рост цен побил все рекорды.

В последующие годы рост цен продолжался (хотя и не такими сокрушительными темпами). Так в течение года 1993 года в Сахалинской области цены на все товары и платные услуги выросли в 17,2 раза, в 1994 году — еще в 3,7 раза. Всего же в течение первых трех лет радикальных реформ цены выросли более чем в 2000 раз.

В 1992 году в Сахалинской области началась крупномасштабная приватизация. В течение 1992-1994 годов на Сахалине и Курилах было приватизировано 891 предприятие. Прежде всего, приватизировались предприятия, занимавшиеся торговлей.

Осенью 1992 года в Сахалинскую область из Москвы доставляются первые партии приватизационных чеков. По мысли создателей ваучеров (так называли приватизационные чеки) данные ценные бумаги должны были в кратчайший период превратить в собственников все население страны. Ведь каждый российский гражданин получил бумагу, которая якобы давала ему право на получение одной стопятидесятимиллионной части общенародного достояния. Однако очень скоро большая часть приватизационных чеков была за бесценок (рыночная стоимость ваучера в 1994 году не превышала цены одной бутылки водки) скуплена предприимчивыми людьми и использована ими при приобретении акций наиболее доходных предприятий российской промышленности. Те же, кто не продал свои ваучеры или использовали их для выкупа у государства собственных предприятий, или вкладывали их в различные инвестиционные фонды. В связи с тем, что в условиях кризиса подавляющее большинство предприятий приносили не столько доходы, сколько убытки многие владельцы ваучеров скоро осталось ни с чем. В Сахалинской области к 1 июля 1994 годы собрано около 70 % от общего количества всех выданных здесь чеков. Их большая часть была использована при приватизации местных предприятий. Кое-кто до сих пор ждет дивидендов.

Для прочно вросшей в тоталитарную систему экономики Курил реформы Е.Т. Гайдара имели катастрофические последствия. Практически все предприятия области попытались использовать свободные цены для укрепления своего финансового положения. Однако практически ни у кого этого не получилось. Ведь из-за чрезвычайно высокой себестоимости и довольно низкого качества подавляющее большинство производимой в области продукции было абсолютно неконкурентоспособно как на внутреннем, так и на внешнем рынке. И для того, чтобы успешно сбывать ее были необходимы планово-распределительная экономика и острый дефицит на все производимые в Сахалинской области товары.

Значительно лучше чем в других отраслях обстояли дела в рыбной промышленности. Именно на этой отрасли в целом положительно сказалась та экономическая свобода, которую принесли экономические реформы. На Курильских островах возникают многочисленные фирмы, занятые добычей, переработкой и продажей рыбы и морепродуктов. Правда, некоторые рыбопромышленники восприняли свободу как вседозволенность. В связи с этим именно в годы реформ огромное распространение на Курильских островах получили браконьерство и контрабанда.

По данным официальной статистики в рыбной отрасли Сахалинской области в  1992-1994 годах наблюдался спад, и в 1994 году рыбы по сравнению с 1991 годом было выловлено в 2,3 раза меньше (уловы упали с 856 до 375 тысяч тонн). Однако ни для кого не являлось секретом, что в рассматриваемый период значительная часть добывавшейся сахалинскими и курильскими рыбаками рыбы и морепродуктов укрывалась от учета и контрабандой вывозилась в соседние страны (прежде всего в Японию). Кроме того, по сообщениям сахалинской прессы именно рыбная отрасль стала источником многочисленных взяток для тех высокопоставленных чиновников, которые решали вопросы выделения лимитов на добычу рыбы и морепродуктов и их последующий экспорт.

23.2. Шикотанское землетрясение и его последствия.

И без того непростое социально-экономическое положение Сахалинской области значительно осложнило стихийное бедствие. 5 октября 1994 года в 0 часов 24 минуты произошло сильное землетрясение на Южных Курилах. Эпицентр землетрясения находился на глубине двадцати километров под морским дном в 120 километрах юго-восточнее острова Шикотан. Магнитуда Шикотанского землетрясения составила 8,1 и интенсивность 10,5 балла. Сильные толчки ощущались Шикотане и других островах Малой Курильской гряды, а также на Кунашире, Итурупе. В домах начала падать посуда, мебель. Испуганные полуодетые люди выскакивали на улицу.

Землетрясение вызвало появление волны цунами, которая через несколько минут после первых толчков обрушилась на Южные Курилы. Волна разбивала и смывала пирсы, мосты, смывала дома, топила и выбрасывала на берег рыболовецкие суда, уносила людей. На острове Кунашир волна высотой до трех метров обрушилась на поселок Южно-Курильск и затопила его большую часть.

Всего в зоне стихийного бедствия были полностью разрушены сто одиннадцать домов (частично пострадало двести шестьдесят шесть домов). В результате землетрясения и цунами вышли из строя дизель генераторы, были порваны тепловые сети, водоводы, нарушено энергоснабжение, повреждены емкости с топливом. Были полностью уничтожены шесть котельных, разрушены три из девяти детских садов, три из семи общеобразовательных школ, три из семи клубов, малокурильская больница, три из пяти фельдшерско-акушерских пунктов. Были и человеческие жертвы.

В первые же дни после Шикотанского землетрясения и вызванного им цунами Сахалинская областная администрация и правительство Российской Федерации начали оказывать помощь жителям пострадавших районов.

23.3. Демографическая ситуация на Курилах в 90-е годы.

В 1992 году впервые с 1968 года численность населения Сахалинской области начинает сокращаться. За три года реформ она уменьшилась на 46,1 тысячи человек.

Во-первых, немало сахалинцев и курильчан решили навсегда покинуть наши острова и искать лучшей жизни или в других регионах России, или за ее пределами. А некоторые жители области были не прочь оказаться за пределами России, не покидая при этом свои жилища. Так 25 апреля 1993 года в селе Малокурильское (остров Шикотан) был проведен опрос. В ходе данного опроса жители самого большого населенного пункта на Шикотане были должны ответить на вопрос «Поддерживаете ли Вы Декларацию 1956 года?» (Напоминаю, что статья 9 подписанной в Москве в октябре 1956 года советско-японской декларации предусматривала передачу Японии островов Хабомаи и Шикотан). В опросе приняли участие 1098 из 2094 имевших право голоса жителей села. О своей поддержке Декларации 1956 года заявили 916 человек (или 83,4 % от общего количества избирателей, принявших участие в голосовании), против ее высказалось 144 человека (или 13,1 %).

Во-вторых, численность населения сокращалась и в результате того, что начиная с 1993 года в Сахалинской области впервые за весь послевоенный период число умерших значительно превысило число родившихся. Начало естественной убыли населения области было обусловлено, прежде всего, тем, что экономический кризис на Сахалине и Курилах вызвал резкое падение рождаемости. Быстрое, изо дня в день продолжавшееся снижение уровня жизни подавляющего большинства населения области заставило многие сахалинские семьи или отложить, или вообще отказаться от рождения детей. Для десятков тысяч сахалинцев и курильчан содержание ребенка превратилось в недопустимую роскошь. В то же самое время, начавшийся в 1992 году развал созданной в советскую эпоху системы бесплатного здравоохранения, немыслимые цены на лекарства, многочисленные стрессы, связанные с глобальными переменами в жизни бывших советских граждан, способствовали резкому росту смертности населения. И если в 1990 году (том самом году, когда Сахалинская область вступила в полосу кризиса) число родившихся на 1000 человек населения составляло 14,1, а число умерших — 8,1, то в 1993 году данные показатели составили соответственно 8,9 и 12,1. Таким образом, в первые годы реформ рождаемость в Сахалинской области уменьшилась на 36,9 %, а смертность выросла на 33,1 %.

23.4. Избирательные компании 90-х годов.

23.5. Курильская проблема и внешняя политика России.

В сентябре 1992 года президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин был должен нанести официальный визит в Японию. Однако в последний момент поездка главы Российского государства в страну восходящего Солнца была отменена. Вот, что писал о причинах срыва визита в своей книге «Записки президента» сам Б.Н. Ельцин:

«К этому визиту готовились напряженно и долго, и я не помню другого случая, чтобы было столько желающих организовывать визит. В Японию ездили и Полторанин, и Бурбулис, и Румянцев, работала целая комиссия Верховного Совета по подготовке, комиссия при президенте. Соревнование состояло в следующем: кто изощреннее придумает решение территориального вопроса о Курильских островах.

Надо сказать, что японская сторона также серьезно относилась к этим переговорам. Японцы задолго до намеченного срока начали кропотливо и скрупулезно прощупывать почву, идти на неформальные встречи, приглашать в Японию бизнесменов, журналистов, политиков.

Словом, мы видели — нас там очень ждут.

Еще не будучи ни президентом, ни председателем Верховного Совета, то есть не отягощенный властными полномочиями, я был в Японии и говорил тогда примерно следующее: сегодняшнее поколение политиков не должно брать на себя ответственности за окончательное решение спорного вопроса об островах. Пусть живущие в прилегающих районах российские и японские граждане беспрепятственно ездят друг к другу, пусть эта зона получит безвизовый статус. А юридическое решение вопроса отнесем на потом, чтобы более здравомыслящие потомки пришли к справедливому миру...

Прошло три года — и как же далеко мы продвинулись в решении этой проблемы? Я стал посчитывать, учитывая все нюансы и предложения, сколько же у нас есть вариантов. Оказалось, четырнадцать. Пикантность ситуации заключалась в том, что у самих японцев вариант был только один: острова всегда принадлежали им и должны быть им отданы.

Решения вопроса не было. О чем я тогда честно и сказал и японским и нашим журналистам. У меня есть больше десяти вариантов решения этой проблемы. Что в подтексте означало — и ни один не подходит...

Чем ближе подходило время визита, тем ожесточеннее становился спор — и внутри страны, и в Японии — о том, как Ельцин вывернется из этой ситуации. Мне же предстояло выбрать один из множества вариантов. И разрабатывать его.

Я держал паузу, потому, что понимал — перебирать оттенки бесполезно, ошибка была где-то в самом начале. С самого начала и наш МИД, и вообще все официальные делегации исходили только из краеугольного вопроса о «северных территориях».

И мы, и они пытались как-то сблизить позиции. Два МИДа работали день, и ночь, вырабатывались формулировки, шел нервный поиск компромиссов. Но с приближением даты вылета в Токио я все отчетливее понимал, что визит заваливается.

Я не привык ездить просто ради поездки, ради встречи, ради соблюдения дипломатического этикета. Всегда скрупулезно подсчитывал, сколько подписано документов, сколько предстоит подписать. И в этот раз дипломаты подготовили целый пакет договоров. Но в главном вопросе по-прежнему мы находились в тупике.

...Тем не менее визит готовился. Откладывать дальше было нельзя. Япония ждала российского президента. Было составлено расписание по часам, согласовано со службами протокола, безопасности, сотрудниками МИДа. В Токио уже вовсю работала передовая группа, там находились «ЗИЛы», техника, связь.

В мировой политике официальные визиты, о которых уже объявлено публично, переносятся крайне редко, в основном в силу чрезвычайных обстоятельств — катастрофы, землетрясения, трагические события внутри страны. В данном случае ничего подобного не было.

За два дня до назначенного срока я самостоятельно принял решение об отмене визита.

Трудно сказать, повлияло ли на меня то, что на заседании Совета безопасности его секретарь Юрий Скоков доложил о проблемах, возникших в связи с неготовностью японских секретных служб гарантировать безопасность Президента России. Он мрачно перечислял: встреча в национальном парке — стопроцентной безопасности не гарантируют, говорят, там могут быть люди, деревья. Но в любой стране есть люди и есть деревья! Соревнования по сумо: в зале будет много народу, безопасности не гарантируют. При этом нашим службам запрещено ввозить в Японию оружие — так у них принято...

Это конечно было нелепо. Тут сказался методичный японский подход, когда процент безопасности математически высчитывается до ноля целых одно десятой. Был бы в визите смысл, мы бы на эти тонкости внимания не обратили.

И тогда я нашел этот на первый взгляд невозможный выход. Вообще не ехать, потому, что нет решения проблемы. Таких формулировок в мире не существует, они находятся за рамками протокола — для того и ездят, чтобы договариваться.

Но сильнейшее давление японской стороны заставляло меня искать адекватный ответ. Мне казалось, что я его нашел. Я позвонил премьер-министру Японии господину Миядзаве, попросил прощения за несостоявшийся визит...

Конечно, это многих шокировало. И в обществе, и в кремлевских кабинетах. В наших газетах — реакция удивления и где-то даже насмешки. Про японские лучше не вспоминать.

Но шум продолжался ровно две недели. Затем он утих, и стало ясно — японская сторона что-то поняла. Японцы начали изучать ситуацию без нервов, без ажиотажа, который предшествовал этому несостоявшемуся визиту«.

С 11 по 13 октября 1993 года состоялся официальный визит в Японию президента Российской Федерации Бориса Николаевича Ельцина.

В ходе переговоров премьер-министр Японии Морихиро Хосокава изложил уже известную российскому руководству позицию японского правительства по территориальной проблеме. М. Хосокава подчеркнул, значение Московской декларации 1956 года, как документа, признанного мировым сообществом, и вновь заявил о принадлежности Японии островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи. В ответ Б.Н. Ельцин заявил, что Россия будет выполнять те обязательства, которые принял на себя бывший СССР.

13 октября 1993 года была подписана Токийская декларации о российско-японских отношениях, в которой в частности говорилось:

«Президент Российской Федерации и Премьер-министр Японии, придерживаясь общего понимания о необходимости преодоления в двусторонних отношениях тяжелого наследия прошлого, провели серьезные переговоры по вопросу о принадлежности островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи. Стороны соглашаются в том, что следует продолжать переговоры с целью скорейшего заключения мирного договора путем решения указанного вопроса, исходя из исторических и юридических фактов, и на основе выработанных по договоренности между двумя странами документов, а также принципов законности и справедливости и таким образом полностью нормализовать двусторонние отношения. В этой связи Правительство Российской Федерации и Правительство Японии подтверждают, что Российская Федерация является государством-продолжателем СССР и что все договоры и другие международные договоренности между Советским Союзом и Японией продолжают применяться в отношениях между Российской Федерацией и Японией.

Правительство Российской Федерации и Правительство Японии отмечают также, что в рамках рабочей группы по мирному договору между двумя странами до настоящего времени осуществлялся конструктивный диалог и одним из его результатов явилось совместное опубликование российской и японской сторонами в сентябре 1992 года „Совместного сборника документов по истории территориального размежевания между Россией и Японией“.

Правительство Российской Федерации и Правительство Японии соглашаются предпринять ряд шагов в целях углубления взаимопонимания, прежде всего в плане дальнейшего совершенствования проведения взаимных поездок постоянных жителей упомянутых выше островов и жителей Японии, которые осуществляются в рамках установленной на основе договоренности между двумя сторонами процедуры».

В июне 1997 года во время встречи в Денвере (США) руководителей так называемой «восьмерки» (так называют ежегодные встречи руководителей семи наиболее развитых в промышленном отношении стран и Российской Федерации) президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин пригласил премьер-министра Японии Рютаро Хасимото посетить Россию с официальным визитом. Японский премьер с благодарностью принял приглашение, и со своей стороны предложил, чтобы встреча руководителей двух стран была проведена в Сибири и состоялась в неофициальной обстановке (так сказать «без галстуков»).

Визит Р. Хасимото в Россию состоялся 1-2 ноября 1997 года. Местом проведения встречи на высшем уровне стал город Красноярск, где руководители России и Японии смогли как провести переговоры, так и неплохо отдохнуть.

В ходе встречи 2 ноября 1997 года Б.Н. Ельцин совершенно неожиданно для японского премьера предложил «приложить все силы для того, чтобы на основе Токийской декларации достичь к 2000 году мирного договора». (Напоминаю, что декларация, подписанная в Токио 13 октября 1993 года президентом Российской Федерации Б.Н. Ельциным и премьер-министром Японии М. Хосокава, предусматривала, что в ходе переговоров о заключении мирного договора «исходя из исторических и юридических фактов..., а также принципов законности и справедливости» должен быть решен вопрос о принадлежности островов Итуруп. Кунашир, Шикотан и Хабомаи).

Предложение Б.Н. Ельцина было с удовольствием принято японской стороной. Со своей стороны Р. Хасимото обещал, что Япония окажет России помощь в ее усилиях по внедрению рыночной экономики.

Известия из Красноярска произвели в мире настоящую сенсацию. Однако уже в ноябре 1997 года многие специалисты чрезвычайно скептически высказывались о возможности реализовать красноярскую договоренность в вышеназванные сроки.

В ноябре 1998 года новый премьер-министр Японии Кэйдзо Обути нанес официальный визит в Москву. 13 ноября К. Обути и президент Б.Н. Ельцин подписали так называемую Московскую декларацию «Об установлении созидательного партнерства между Японией и Российской Федерацией». В данной декларации говорится о решимости руководителей обеих стран «прилагать все усилия с целью заключения мирного договора к 2000 году».

С 3 по 5 сентября 2000 года Японию посетил президент В.В. Путин. В ходе визита им и премьер-министром Японии И. Мори была обсуждена территориальная проблема. Японская сторона изложила свое видение данной проблемы и заявила о намерении добиться восстановления своего суверенитета над Южными Курилами.

Для начала японский премьер предложил российскому президенту признать суверенитет Японии над островом Шикотан и группой Хабомаи. При этом И. Мори заявил, что Япония не намерена требовать, чтобы Россия сразу же передала ей вышеназванные острова. Шикотан и Хабомаи могут быть оставлены на некоторое время под административным управлением России. Что же касается судьбы Кунашира и Итурупа, то она должна быть решена позднее в ходе переговоров. Выслушав аргументы японского премьера, президент В.В. Путин дал понять, что Россия не готова к подобному решению территориального спора.

Стороны ограничились тем, что 4 сентября подписали программу развития двустороннего хозяйственного сотрудничества России и Японии на островах Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи.

rss