Интервью с Юрием Трайсманом

Опубликовано: 03.11.2017

С Юрием Трайсманом, успешным бизнесменом, коллекционером, еврейским общественным деятелем и филантропом, мы беседовали у него дома. Свое интервью Юрий Аркадьевич дал специально для журнала «Алеф». Когда-то его дом принадлежал легендарной Елене Рубинштейн, потом перешел к внучке Льва Толстого Вере. Дом построила основательница косметической марки, парк с фонтанами разбила внучка классика, а нынешний хозяин, известнейший собиратель русского искусства, все это восстановил по старым чертежам и фотографиям, прибил к каждому дверному косяку по мезузе и разместил здесь свою коллекцию живописи, скульптуры и мелкой пластики.  

– Ваша русская коллекция начиналась с работ художников-нонконформистов. Мне это кажется знаменательным. Ведь идея нонконформизма состоит в движении против течения, что сродни самой еврейской сущности: слово «еврей» означает «иной» (от ивритского слова иври, лаавор — перейти, т.е. по другую сторону реки), движущийся против потока. Вы обладатель одной из самых крупных коллекций нонконформизма в мире — более двух тысяч работ. Это искусство андеграунда в Советском Союзе. И лидеры его в основном евреи, те, кто, согласно Талмуду, движется против течения. Усматриваете ли вы связь между национальностью художника и направлением искусства, в котором он работает?

– Действительно, евреи исторически стремились к сопротивлению государственному давлению. Как в социальной жизни, так и в искусстве они пытались создавать вещи либо вообще запрещенные государственной цензурой, либо непродаваемые из-за отсутствия открытого рынка искусств. Когда время отфильтровало историю современного русского искусства, в ней осталось несколько важных еврейских имен: Илья Кабаков, Эрик Булатов, Гриша Брускин, Оскар Рабин и другие. Все, к счастью, живы, хоть и достигли весьма почтенного возраста.

rss