Музей пограничных войск

Опубликовано: 03.11.2017

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Музеи, основанные в 1914 году

Центральный Пограничный музей Федеральной Службы Безопасности РФ  — музей в городе Москве, структурно входит в пограничную службу ФСБ России .

О музее

В фондах музея хранятся коллекции фото- и документальных материалов по истории пограничной стражи России пограничных войск ВЧК-ГПУ-ОГПУ-НКВД-МВД-КГБ . Имеются материалы первого председателя ВЧК Ф. Э. Дзержинского и его заместителя, в дальнейшем председателя ОГПУ (1926—1934 гг.) В. Р. Менжинского. В музее собрана коллекция фотокопий документов об организации и развитии пограничной службы в СССР с 1918 года. Имеются карты и схемы различных участков границ СССР.

В фондах музея находится около 60 тысяч музейных предметов и коллекций. Это документы, знамена, оружие, воинское снаряжение и обмундирование, картины, фото, видео и киноматериалы, которые охватывают весь исторический период существования пограничной службы России [1] .

Вехи истории

Основан в феврале 1914 г. при Штабе Отдельного корпуса пограничной стражи в С.-Петербурге, однако через несколько месяцев прекратил свою деятельность. Воссоздан в ноябре 1932 года в ведении Главного политического управления пограничной охраны и войск ОГПУ-НКВД СССР. В мае 1935 года передан в ведение Высшей пограничной школы НКВД СССР. С сентября 1935 г. музей в составе Особой мотострелковой дивизии особого назначения им. Ф. Дзержинского (ОМСДОН). В 1939 г. переведен в Главное управление погранвойск НКВД СССР. Во время Второй мировой войны эвакуирован в Ташкент. После реэвакуации в июне 1943 г. становится Музеем войск НКВД-МВД СССР. С марта 1957 года — Музей погранвойск КГБ СССР (позднее — Министерства государственной безопасности СССР). В 1977 году получил статус Центрального музея погранвойск. После реформирования в 1991 году структур бывшего КГБ СССР управление погранвойсками выделено в самостоятельную федеральную службу музей перешёл в её ведение и в 1997 году получил название Центральный музей Федеральной Пограничной Службы Российской Федерации. Затем Центральный пограничный музей ФСБ России.

Особая информация

В музее проводятся сборы с офицерами пограничной службы, торжественные мероприятия. В зале славы музея проходят торжественные мероприятия по награждению государственными наградами и премиями офицеров, прапорщиков и ветеранов пограничной службы России.

Награды, премии

2007 — Премия ФСБ в номинации «Изобразительное искусство» за популяризацию героической истории отечественных пограничных органов, создание высокохудожественной экспозиции, посвященной истории охраны и защиты границы Российского государства.

Напишите отзыв о статье "Музей пограничных войск"

Примечания

[chekist.ru/article/1286 Музей Пограничной службы ФСБ России на сайте чекист.ру]

Литература

Боечин И.  Передний край обороны страны  (рус.)  // Оружие : журнал. — 2006. — Июнь ( № 06 ). — С. 62-72 .

Ссылки

[www.museum.ru/m433 Центральный пограничный музей ФСБ России. Сайт музея.] [chekist.ru/article/1286 Музей Пограничной службы ФСБ России.]

Отрывок, характеризующий Музей пограничных войск

Николай молчал. Ему приятно было слышать эти выводы.

– Все таки, ma tante, этого не может быть, – со вздохом сказал он, помолчав немного. – Да пойдет ли еще за меня княжна? и опять, она теперь в трауре. Разве можно об этом думать?

– Да разве ты думаешь, что я тебя сейчас и женю. Il y a maniere et maniere, [На все есть манера.] – сказала губернаторша.

– Какая вы сваха, ma tante… – сказал Nicolas, целуя ее пухлую ручку.

Приехав в Москву после своей встречи с Ростовым, княжна Марья нашла там своего племянника с гувернером и письмо от князя Андрея, который предписывал им их маршрут в Воронеж, к тетушке Мальвинцевой. Заботы о переезде, беспокойство о брате, устройство жизни в новом доме, новые лица, воспитание племянника – все это заглушило в душе княжны Марьи то чувство как будто искушения, которое мучило ее во время болезни и после кончины ее отца и в особенности после встречи с Ростовым. Она была печальна. Впечатление потери отца, соединявшееся в ее душе с погибелью России, теперь, после месяца, прошедшего с тех пор в условиях покойной жизни, все сильнее и сильнее чувствовалось ей. Она была тревожна: мысль об опасностях, которым подвергался ее брат – единственный близкий человек, оставшийся у нее, мучила ее беспрестанно. Она была озабочена воспитанием племянника, для которого она чувствовала себя постоянно неспособной; но в глубине души ее было согласие с самой собою, вытекавшее из сознания того, что она задавила в себе поднявшиеся было, связанные с появлением Ростова, личные мечтания и надежды.

Когда на другой день после своего вечера губернаторша приехала к Мальвинцевой и, переговорив с теткой о своих планах (сделав оговорку о том, что, хотя при теперешних обстоятельствах нельзя и думать о формальном сватовстве, все таки можно свести молодых людей, дать им узнать друг друга), и когда, получив одобрение тетки, губернаторша при княжне Марье заговорила о Ростове, хваля его и рассказывая, как он покраснел при упоминании о княжне, – княжна Марья испытала не радостное, но болезненное чувство: внутреннее согласие ее не существовало более, и опять поднялись желания, сомнения, упреки и надежды.

В те два дня, которые прошли со времени этого известия и до посещения Ростова, княжна Марья не переставая думала о том, как ей должно держать себя в отношении Ростова. То она решала, что она не выйдет в гостиную, когда он приедет к тетке, что ей, в ее глубоком трауре, неприлично принимать гостей; то она думала, что это будет грубо после того, что он сделал для нее; то ей приходило в голову, что ее тетка и губернаторша имеют какие то виды на нее и Ростова (их взгляды и слова иногда, казалось, подтверждали это предположение); то она говорила себе, что только она с своей порочностью могла думать это про них: не могли они не помнить, что в ее положении, когда еще она не сняла плерезы, такое сватовство было бы оскорбительно и ей, и памяти ее отца. Предполагая, что она выйдет к нему, княжна Марья придумывала те слова, которые он скажет ей и которые она скажет ему; и то слова эти казались ей незаслуженно холодными, то имеющими слишком большое значение. Больше же всего она при свидании с ним боялась за смущение, которое, она чувствовала, должно было овладеть ею и выдать ее, как скоро она его увидит.

Но когда, в воскресенье после обедни, лакей доложил в гостиной, что приехал граф Ростов, княжна не выказала смущения; только легкий румянец выступил ей на щеки, и глаза осветились новым, лучистым светом.

– Вы его видели, тетушка? – сказала княжна Марья спокойным голосом, сама не зная, как это она могла быть так наружно спокойна и естественна.

rss