Арбат Андрея Белого

Опубликовано: 01.11.2017

видео Арбат Андрея Белого

Открытие брейк данс сезона на Арбате 2017

Поэт Андрей Белый (Борис Николаевич Бугаев) в 1880 году родился на Арбате, в доме № 55, долго жил здесь и считал Арбат и его ближние окрестности совершенно особым местом. "История мира - Арбат", - говорил он.



 

Дом № 55 на Арбате называли профессорским - несколько квартир в нем занимали профессора Московского университета. На третьем этаже в угловой трехкомнатной квартире проживала семья профессора математики Николая Бугаева с сыном Борисом.

Арбат в конце 19 века. Справа - еще не надстроенный трехэтажный дом с башенкой. Угловую квартиру с балконом на третьем этаже занимали Бугаевы  " Мать Бориса Николаевича, Александра Дмитриевна Бугаева, была когда-то красавицей и, как было видно, себя таковой считала. Манера ее себя держать была жеманной и даже аффектированной, что производило неприятное впечатление. Она водила Бориса Николаевича в детстве довольно долго одетым девочкой, в платьице с бантами и длинными волосами в локонах, что было видно по развешанным по стенам портретам ", - вспоминала позже Маргарита Морозова, ставшая близким другом Андрея Белого.


Арбат Москва.Старый Арбат.Тимати на Арбате

Боренька Бугаев в возрасте 5-6 лет

Учился Борис в гимназии Поливанова на Пречистенке (дом № 32). Прекрасный педагог-словесник, Лев Поливанов смог дать учащимся Первой московской частной гимназии блестящие знания. Здесь учились сыновья Льва Толстого, Валерий Брюсов, Максимилиан Волошин, шахматист Алехин и многие другие неординарные личности. Андрей Белый писал: "Скажу с гордостью: я ученик класса словесности Поливанова и как воспитанник "Бугаев" и как "Андрей Белый".

Борис Бугаев - гимназист

В гимназии у Бориса появился настоящий верный друг Лев Кобылинский, позже взявший себе литературный псевдоним Эллис. Он был незаконнорожденным сыном педагога Льва Поливанова, основателя Пречистенской гимназии. Впрочем, по воспоминаниям знакомых, "Эллис ни в грош не ставил папашу".

Лев Кобылинский (Эллис) - гимназист

Лев Иванович Поливанов скончался в 1899 году, но и в начале ХХ века его помнили и уважали, а Поливановская гимназия продолжала действовать.

Здание Поливановской гимназии на Пречистенке (в настоящее время здесь художественная и музыкальная школы)

Борис Бугаев и его родители были прихожанами церкви Святой Живоначальной Троицы на Арбате близ Смоленской-Сенной. В книге очерков "В начале века" Андрей Белый не раз возвращается к воспоминаниям о Троицкой церкви и ее настоятеле. "...В.С. Марков, некогда наш священник, меня крестил; и лет шестнадцать являлся с крестом: на Рождестве и на Пасхе; Марков тоже "гремел" среди старых святош нашего прихода, но отнюдь не талантами, - мягкими манерами, благообразием, чином ведения церковных служб и приятным, бархатным тембром церковных возгласов; "декоративный батюшка" стяжал популярность; и барыни шушукали: "либеральный" батюшка, "образованный" батюшка, "умница" батюшка; в чем либерализм - никто не знал; в чем образованность - никто не знал; никто не слыхал от него умного слова"...

Церковь Живоначальной Троицы на Арбате, конец 19 века (снесена в 1931 году)

Думается, Белый был не совсем справедлив к своему духовнику - батюшка был либералом. Достаточно сказать, что в его доме организовался молодежный кружок для изучения "модного" в начале века Карла Маркса. Об этом вспоминает сам Андрей Белый: "У матушки и у дочек собиралась радикально настроенная молодежь ("батюшки" не было видно на этих собраниях); с легкой руки Струве и Туган-Барановского во многих московских квартирах вдруг зачитали рефераты о Марксе, о социализме, об экономике; (...) Лев Кобылинский, с яростью, характеризовавшей все его увлечения, бросался из гостиной в гостиную: с чтением рефератов: и когда в квартире у Марковых молодежь составила кружок для изучения "Капитала", Кобылинский здесь вынырнул руководителем кружка: он считал марксистом себя, будучи за тридевять земель от Маркса..."

Лев Львович Кобылинский (Эллис) - студент

"Декоративный батюшка" позже был переведен из Троицкой церкви настоятелем в Успенский собор Кремля, где особо торжественно отмечал дни посещения собора членами царской семьи и самим императором, изредка бывавшими в Первопрестольной.

Вид в Денежный переулок с Арбата. Слева -дом Бугаевых, справа - фруктово-зеленная лавка купцов Горшковых, которую вспоминал Андрей Белый, за лавкой - ограда Троицкой церкви

Прихожане Троицкой церкви, по большей части купцы с Арбата и Смоленского рынка, прекрасно знали друг друга; церковь была для них своеобразном клубом. Белый писал: "В церкви все знали кто, где проживает, как служит, какого достатка, когда дети женятся, сколько детей народят, чем внучата в годах расторгуются, когда успение примут они". Местную общественность потрясло венчание Горшкова-младшего, сына владельца фруктово-зеленной лавочки, стоявшей возле церкви Троицы. Обычно все горшковское семейство неотлучно находилось в лавке - "подвязанный фартуком, "сам" перекладывает астраханские виноградины; более крупные - в сторону улицы", жена "в бурдовом платке", с лисьим выражением лица "из яблоков смотрит, как спелая клюква", "чадо" в картузике и "спинжаке" отпускает товар, виртуозно "отщелкивая  на счетах какой-нибудь вальсик", и объявляет: "С полтиною рупь!"

Венчание сына Горшковы назначили в "родной" церкви Живоначальной Троицы. "Когда "чадо" венчалось, - то ахнул Арбат, запрудив тротуары у Горшковой лавки: стояла карета, сквозная и белая вся изнутри, запряженная шестериком и с гайдучным мальчишкою в треуголочке; с кучером (в заду - перины); Горшков-млад, во фраке, в штиблетах оранжевых, в белом жилетике, с бантиком (цветик-жасмин) в середине атласных и белых подушек кареты воссел, положив две ладони на фрачных коленях; и все десять пальцев расставил; и - десять проехал шагов, отделявших лавку от церкви, где ахнули хором "Гряди голубица".

Борис Бугаев

Впрочем, не только купцы встречались на службах в церкви. Все наверное помнят здание телефонной станции довоенной постройки, на фоне которой теперь стоит памятник Пушкину и Натали. А в конце Х IХ века на этом месте был особняк, принадлежавший гусарскому офицеру, известному московскому гуляке Мишелю Комарову. Гусар славился своими романами и роскошными выездами. Андрей Белый в очерке "Старый Арбат", рассказывая о нравах улицы начала века, упоминал и Комарова, которого встречал среди прихожан Троицкой церкви, стоявшей на углу Арбата и Денежного.

rss