Будущее музея «Ледниковый период» на ВВЦ

Опубликовано: 21.10.2017

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: 15 часов и 40 минут, дневной эфир продолжается, Татьяна Фельгенгауэр, Сергей Бунтман. И сейчас будем обсуждать будущее музея «Ледниковый период» на ВВЦ со всеми действующими лицами.

С. БУНТМАН: ВДНХ уже, всё.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, ВДНХ.

С. БУНТМАН: Слушайте, дорогие мои друзья, я сейчас представлю, во-первых, – действительно, дорогие друзья. Фёдор Шидловский. Здравствуйте, Фёдор.

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Здравствуйте.

С. БУНТМАН: Основатель музея «Ледниковый период». И Ирина Гордина-Невмержицкая, заместитель генерального директора ВДНХ.

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Здравствуйте!

С. БУНТМАН: Я вам сразу скажу: вот у меня что музей «Ледниковый период» гость моей передачи был — «Открывашки» для детей, что ВДНХ с обновлением гость чудесных «Прогулок по Москве». Вот я бы хотел, чтобы прямо здесь мы выяснили все и всяческие вопросы и как-то прояснили ситуацию, потому что, как говорили у Козьмы Пруткова: «Мне нравятся обои», – это вот, понимаете, в чём дело? Давайте, пожалуйста, я начну, с позволения вашего, с Фёдора. Фёдор, объясните, в чём ситуация сейчас? И Ирину мы послушаем.

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Вся ситуация сегодня заключается в том, что те люди, которые могут решить судьбу нашего музея, просто о проблемах музея не знают. И все попытки мои сегодня и моего коллектива заключаются лишь в том, чтобы просто донести это до тех людей, которые могут этот вопрос решить.

С. БУНТМАН: Фёдор, только, что за музей – скажите, потому что не все слушают «Открывашку» или были в музее.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Что за музей, и что за проблема?

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Вообще это музей естественно-исторический. Так было, что это – моя жизнь. Я 35 лет посвятил тому, чтобы этот музей существовал. 25 лет это было внутриутробного развития, когда я его делал, но не знал, откроется он или нет, но стрела натягивалась, и 10 лет назад именно в Москве мэр города увидел мою выставку по просьбе Якутии, как новый туристический объект, и настолько был сильно удивлён, что в течение двух дней вопрос о том, чтобы этот музей был, на ВДНХ, был решён. Эти 10 лет, которые прошли, уже когда двери были открыты для первых посетителей – они настолько меня успокоили, я настолько серьёзно занимался экспедиционной деятельностью, научной деятельностью, расширением коллекций – и научной коллекции, и выставочных экспонатов – и спокойно вёл это до такого состояния, что сегодня музей представляет собой пусть и небольшой, но храм искусства, культуры и науки. И я сегодня не знаю, что с ним делать.

С. БУНТМАН: Почему?

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Вы понимаете, меня выселяют! Выселяют с ВДНХ. Мне говорят, что новая концепция ВДНХ, и в планы мой музей не входит. Вот какая история.

С. БУНТМАН: Понятно. Пожалуйста, Ирина.

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Вы знаете, я, во-первых, хочу начать с того, что мы-то тоже любим «Ледниковый период». Больше того, нам очень хорошо известна вся ценность той коллекции, которую собрал Фёдор. К его деятельности мы тоже относимся с огромным уважением. И наша задача сейчас – на самом деле, в период с апреля месяца – состояла в том, чтобы найти достойную замену тому помещению, которое занимал музей.

С. БУНТМАН: Какое помещение занимает музей?

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Вот сейчас, если можно, объясню, где находится музей, где он расположен. Это 71-й павильон, очень большой павильон на площади Дружбы народов. Павильон «Атомной промышленности». Это, действительно, очень большое помещение, которое, как мы понимаем, недолгое время назад было занято, в основном, под розничную торговлю, и где-то треть помещения занимал музей «Ледниковый период», который, действительно, пользуется, во-первых, большой любовью у посетителей, да и нам тоже он, на самом деле, нужен и важен. Но есть большая проблема именно с 71-м павильоном. Расскажу, в чём она. Как вы знаете, на территории ВДНХ существует ряд павильонов – представительств республик СНГ. Эти павильоны передавались по межправительственным соглашениям и, соответственно, восстанавливались на средства республик, которые приняли их на свой баланс. В режиме долгосрочной аренды. И как раз 71-й павильон, в ближайшее время будет подписано межправительственное соглашение между Россией и Азербайджанской республикой о передаче 71-го павильона Азербайджану. Иными словами, ни правительство Москвы, ни ОАО ВДНХ, к принятию этого решения… оно абсолютно взвешенное…

С. БУНТМАН: А кто подписывал, межправительственное – правительство России?

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Конечно, да. Оно абсолютно взвешенное, то есть, расположение республиканских павильонов вокруг фонтана Дружбы народов абсолютно оправдано. То есть, это решение не взятое с потолка. И, собственно, не вижу смысла дискутировать на этот счёт. Объясню также ещё один момент…

С. БУНТМАН: Секунду, Фёдор – вы обязательно ответите!

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: ...ещё один момент. В 71-м павильоне в 90-е годы были проведены самые различные – законные, полузаконные, незаконные – надстройки, этажи возведены и так далее. Часть экспозиции «Ледникового периода» также находится на этих конструкциях. В любом случае, после передачи павильона Азербайджану будет восстановлен исторический интерьер павильона, с проведением соответствующих работ, и эксплуатироваться он будет именно как выставочный центр Азербайджанской республики. Мы сейчас находимся, как мне кажется, в очень конструктивной позиции. Мы хотели бы очень услышать такую же конструктивную позицию от…

С. БУНТМАН: Что вы предлагаете? А Фёдор ответит. Что вы предлагаете?

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Значит, мы предложили разработать концепцию обновлённой экспозиции музея, под которую мы могли бы подыскать альтернативное помещение на территории ВДНХ, такая возможность у нас есть. В случае, если это предложение будет встречено с пониманием – мы, собственно, с апреля месяца ведём об этом диалог, но он пока не совсем диалог получается…

С. БУНТМАН: Фёдор, пожалуйста.

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Ну, во-первых, я хочу сказать, что никогда такого соглашения между Российской Федерацией или правительством России и Азербайджаном не будет по той простой причине, что Азербайджан никогда в этот павильон не придёт.

С. БУНТМАН: Почему?

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Не придёт по многим причинам. Поверье мне, я – человек, который более известный за рубежом, и очень близкие круги президента Азербайджана говорят о даже не возможности этого осуществления, потому что, ну вы представьте: самая успешная республика постсоветского пространства заходит в павильон Российской Федерации! Назовём его так, как он есть — «Атомная энергия» последнее его название. И вот, значит, представляете себе – с этой символикой, с сохранением вот этих глубоко российских архитектурных всех этих дел… Азербайджан в состоянии не реставрировать и не реконструировать этот павильон, а в состоянии построить свой павильон, со своей, более на тысячу лет историей!

С. БУНТМАН: А был ли павильон Азербайджана?

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Да, конечно, павильон Азербайджана был, затем его исторические фасады были закрыты фасадами под вычислительную технику, но не суть. Дело в том, что мы сейчас вмешиваемся в вопрос правительственных соглашений.

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Вот, это абсолютно точно. Тем более, что вы знаете сами, какие сложные отношения между Арменией и Азербайджаном, и Азербайджан ни в коем случае не хочет иметь в соседях Армению. Это я, может быть, такие тонкие материи затрагиваю… Второй вопрос: что же мне предлагает ВДНХ? Большое спасибо за то, что вы сказали, но они предлагают мне: давайте сделаем так – вот, есть павильон, допустим, «Геологии», вы возьмите, создайте проект, восстановите весь его, потому что за эти 25 последних лет ВДНХ нещадно эксплуатировалось, причём в такой форме, в которой это невозможно вообще было делать. И спасибо, что пришло новое руководство, и спасибо, что теперь один хозяин на ВДНХ. Но ситуация такая, что там примерно это стоит около 100 млн рублей. Я такие деньги просто найти не могу! Других условий мне не предлагается. Вот ты сделай павильон – и туда зайдёшь, а мы в течение нескольких лет за счёт снижения аренды погасим твои расходы по ремонту. То есть, вот этот момент для меня очень болезненный. Потому что для меня какая разница, «Украина», «Геология» это или, допустим, павильон «Российская Федерация»? Но я ещё хочу сказать одну важную мысль. Они тут скрывают. Дело в том, что руководство ВДНХ знают, что никакому Азербайджану этот павильон не перейдёт.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я прощу прощения, Фёдор, что я вас прерываю, но перейдёт – не перейдёт, это ведь не отменяет того, что есть подписанное соглашение межправительственное, которое, как я понимаю, ВДНХ…

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Оно будет подписано в ближайшее время.

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Оно не подписано! И подписано не будет!

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: И подписано распоряжение Дмитрием Анатольевичем Медведевым 16 июля…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, то есть, будет некий документ, который руководство ВДНХ оспорить будет не в силе.

С. БУНТМАН: А скажите, пожалуйста… скажите, Ирина, тогда: есть ли возможность… вы понимаете, были ведь очень много, например, у учреждений культуры, было много противоречий, например, с церковью, в 90-х годах и в 2000-х. И был главный ход и Москвы, и федеральных властей, когда они к этому прислушивались – например, выгнать реставрационные мастерские, выгнать музей из помещения церкви, и тогда было: пока не подыщут новое здание, всё сохраняется как есть. Вот это было в нескольких случаях, кроме скандальных, и это был правильный ход. Есть ли возможность, вот, пока эта проблема не прояснится сейчас, пока не найдётся компромиссное решение – дать существовать… Ведь никто ж сейчас не начнёт прямо реставрацию! Или прямо сейчас начинается реставрация 71-го павильона?

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Ну, как начнутся проектные работы, и, соответственно, тянуть никто не будет, мы это понимаем. Но суть здесь не в этом. Дело в том, что здание в любом случае нуждается в реконструкции и возвращении исторического интерьера.

С. БУНТМАН: Хорошо.

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Поэтому, что бы ни происходило дальше, к нашему большому сожалению, физически «Ледниковый период» находиться в этом помещении не сможет.

С. БУНТМАН: Ну, хорошо, а какой-то компромиссный вариант можно найти? Вот, не вариант просто чудовищной, например, стоимости. Вот, найти какой-то вариант, потому что находятся, я знаю…

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Так мы-то готовы к этому, вот в чём проблема! Понимаете, диалог – это движение с двух сторон…

С. БУНТМАН: Я понимаю – с двух сторон. Но вот аргумент Фёдора, который только что прозвучал – это непомерная стоимость, которую не потянет…

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Стоимость ремонта вы имеете в виду?

С. БУНТМАН: Да конечно!

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Давайте тогда просто посмотрим, как существуют сейчас музеи, в том числе, государственные. Для обновления фондов, для дальнейшего развития и Дарвиновский музей, и Зоопарк, и все остальные музеи создают фонды. Учитывая научную значимость работы, которую ведёт Фёдор, мы полагаем, что найти спонсорские средства можно на это. Можно создать некую финансовую модель, которая позволит и развивать экспозицию «Ледникового периода», – а она требует уже другого оформления просто. То есть, сами экспонаты – потрясающей ценности, очевидной совершенно для всех нас. Но то, как они сейчас представлены, уже чуть-чуть… ну, то есть, это понятно, что коллекция была собрана в одном месте десять лет назад, в момент, когда сама выставка «Ледникового периода»...

С. БУНТМАН: Понятно. Но здесь можно ли найти какой-нибудь более экономичный вариант и с вашей стороны? Если, предположим, поиск средств какой-то можно начать со стороны музея – со стороны ВДНХ можно тоже, вот, какие-то найти более-менее компромиссные варианты? С правительством Москвы тоже можно будет это найти. А что думает, кстати, правительство Москвы, департамент культуры? Вы обращались в департамент культуры, Фёдор?

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Вы знаете, вчера пришло письмо мне от Владимира Владимировича Путина. Ну, имеется в виду, конечно, от Администрации. Где он рассмотрел мою проблему, или они рассмотрели проблему, и поручили как раз Мединскому, минкультуры Российской Федерации…

С. БУНТМАН: ...разобраться, да?..

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: ...но это было только вчера.

С. БУНТМАН: Это было только вчера.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, хорошо, а учитывая, вот, обстоятельство, что Министерство культуры сейчас будет заниматься этим вопросом, может ли ВДНХ как-то… заморозить что ли на время всю эту ситуацию? Что, вот, пока минкульт не разберётся… мы вот здесь и приморозим… или это невозможно?

С. БУНТМАН: ...соглашение с Азербайджаном не будет подписано… вот пока какой-то проектной работы…

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Нет, мы готовы, во-первых, подыскать альтернативное помещение для хранения коллекции, для того, чтобы… мы сами не хотим её выпускать с нашей территории, вы просто нас тоже поймите! Но как хозяйствующий субъект мы должны обеспечить ремонт помещения, в котором она сейчас находится.

С. БУНТМАН: А когда практически начнётся ремонт, как вы считаете?

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Ну, в обозримой перспективе. В любом случае…

С. БУНТМАН: Ну то есть, насколько обозримой? Вот мы тоже, мы сидим на чемоданах вот сейчас, здесь, в этих зданиях, мы сидим. Но у нас даже пока проекта нет, даже ничего, и нас никто не трогает. Мы сами себе подыскиваем помещение, мы тихонечко занимаемся своими делами. Хотя вот это всё имеет конечный срок, например, вот, Новый Арбат… Потому что конечный срок к Чемпионату мира, а то и к Кубку конфедерации, нужно, чтоб здесь были гостиницы. То есть, здесь какой-то жёсткий конечный срок есть. У вас какие сроки существуют?

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Мы сейчас не ставим конкретные сроки, поймите нас правильно. С апреля месяца, при наличии предписания о разрыве договора аренды, музей находится на своём месте. Другое дело, что сейчас он не осуществляет свою деятельность. И больше того – не платит нам арендную плату.

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Поэтому и не платит арендную плату. С чего платить?

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Ну, да. Ну, тем не менее, вы находитесь…

С. БУНТМАН: Ну, то есть, вы закрыты, у вас посетителей нет.

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Более того, 4 июня закрыли нас, и закрыли даже не только для посетителей, но и для работников самого музея, для осуществления непосредственных функций. И с меня потребовали письмо, чтобы я написал, в какой момент, начиная, там, с этого дня, я смогу эвакуировать все свои экспонаты и фонды. Значит, я взвешенно оценил – это 15 сентября, хотя 30 сентября, в общем-то, у нас заканчивается договор аренды. Недавно совсем был вызван мой директор, и в ультимативной форме сказали: если до 15 августа вы не покинете помещение, значит, так сказать, придёт хозо и просто «уберёт мусор»... Ну, это как бы… я немножко ещё другое хотел сказать. В 2007 году был написан указ президента Российской Федерации, то есть Путиным, о том, чтобы павильон перешёл к корпорации РосАтом. Но как было издано – так на этом всё и закончилось.

С. БУНТМАН: А интересно, как оно будет отменяться или что?.. при договоре с Азербайджаном…

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Значит, про Азербайджан. Я точно могу сказать, что сегодня руководство ГАО ВВЦ хранит тайну определённую, потому что павильон этот не планируется под Азербайджан – он планируется под другую структуру. И вот хотелось бы мне услышать, под какую структуру, потому что у меня есть очень чёткая информация, и я знаю, что наш павильон уже четыре раза посетили эти люди. Ведь вы поймите, я же… это целый коллектив…

С. БУНТМАН: Вы скажите, что за люди, потому что я не знаю, на что Ирине отвечать…

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Понятно. Тогда я скажу. Павильон, якобы, этот планируется под православную структуру. Под некого духовного отца нашего президента, под отца Тихона.

С. БУНТМАН: Тихон Шевкунов что ли?

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Который настоятель Сретенского.

С. БУНТМАН: Ну да. Так.

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Значит, вот это хранится в тайне. Ну, я хочу сказать: а почему именно на этот павильон он заглянулся, да? Да просто ему показали один павильон, и всё, больше ничего…

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Простите, пожалуйста, вот у нас в эфире сейчас какие-то слухи и домыслы. Честно сказать, мне очень странно это всё слышать…

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Это не слухи и не домыслы, это члены правительства Москвы говорят мне!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, вы можете тогда конкретно сказать, кто вам это говорит. Потому что звучит это действительно как слухи и домыслы.

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Хорошо. Значит, 3 декабря 2013 года мой музей был отличен от всех музеев Москвы, он был признан правительством Москвы лучшим музеем города Москвы как объект туризма. И действительно Сергей Павлович Шпилько очень бережно относится к нам, мы постоянно участники всяких выставок в Москве под патронажем именно Комитета по туризму правительства Москвы. И он нашёл время, чтобы поговорить с Владимиром Игоревичем Погребенко, с генеральным директором, и вот это услышано вот из этих уст.

С. БУНТМАН: Смотрите. Значит, вы, Ирина, что можете на это сказать? Вы об этом что-то знаете, нет?

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Я не собираюсь комментировать ни слухов, ни разговоров лиц, которых здесь сейчас нет. Это очень странная концепция.

С. БУНТМАН: Значит, так, на чём мы фиксируемся?

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: Ну, вы же рассказали про Азербайджан.

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Вы знаете, у меня есть документальное подтверждение с подписью Дмитрия Анатольевича Медведева. (смеётся)

С. БУНТМАН: Значит, так. Есть подпись Дмитрия Анатольевича Медведева, есть перспектива, может быть, Азербайджана, есть перспектива, как вы говорите, со слов Сергея Павловича, есть перспектива некой передачи Тихону Шевкунову, есть замечательный музей, есть обновляемое ВДНХ, и есть желание ВДНХ сохранить музей. Вот давайте так – на этом этапе мы остановимся сейчас, да? Вот, фиксируем. И я думаю, что мы встретимся, потому что это очень важная вещь, которую надо решить абсолютно цивилизованно, как мне кажется. Абсолютно цивилизованно.

И. ГОРДИНА-НЕВМЕРЖИЦКАЯ: Мы делаем для этого всё возможное!

С. БУНТМАН: Хорошо.

Ф. ШИДЛОВСКИЙ: А я доведён до отчаяния.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, я надеюсь, что вы сможете всё-таки найти точки соприкосновения, хоть как-то.

С. БУНТМАН: Продолжим. Во всяком случае, сегодня мы сделали этот разговор, он был открытый, публичный, откровенный.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое говорим Фёдору Шидловскому, основателю музея «Ледниковый период» на ВДНХ, и Ирине Гординой-Невмержицкой, которая приехала к нам в студию, зам генерального директора ВДНХ.

С. БУНТМАН: Спасибо вам большое!

rss