Госоркестр имени Светланова в преддверии юбилея

Опубликовано: 28.08.2018

видео Госоркестр имени Светланова в преддверии юбилея

Концертная программа "Шедевры на все времена"
Госоркестр имени Светланова

По традиции последних лет, концерт открытия сезона, состоявшийся 15 сентября 2015 г., Госоркестр России посвятил памяти Евгения Фёдоровича Светланова.


Главный дирижер ГСО РТ АЛЕКСАНДР СЛАДКОВСКИЙ продирижировал ГАСО имени Е.Ф. Светланова.

Программа концерта продолжила труд Светланова по исполнению новых или редко звучащих сочинений российских композиторов.

Открылся концерт российской премьерой сочинения «Дыхание исчерпанного времени» ныне живущего композитора, профессора Московской консерватории Владимира Тарнопольского. Партитура написана в 1994 году по заказу Оркестра Баварского радио и исполнена на IV Мюнхенском биеннале, после чего Владимир Тарнопольский был назван «открытием фестиваля».


Маэстро Александр Сладковский продирижировал Филармоническим оркестром Монте-Карло.

Владимир Юровский сказал информативно насыщенное вступительное слово, что уже вошло в традицию перед исполнением нового или забытого произведения.

Художественный руководитель оркестра огласил, уже для московской публики, план-максимум подготовки 80-летия Госоркестра, которое придётся на следующий сезон: 2016/2017 гг. Юровский хотел бы за время, оставшееся до юбилея, впервые в России исполнить 80 сочинений либо специально написанных к этой дате, либо в России не звучавших.

Сочинение Тарнопольского показалось мне небезынтересным, но несколько затянутым. Разумеется, этот недостаток присущ не только современным (почти всем), но и великим композиторам. Вспомним хотя бы «божественные длинноты» у Шуберта. Пусть божественные, но всё же длинноты. Однако мне известны прецеденты, когда современные композиторы прислушивались к советам друзей и сокращали свои опусы, а потом соглашались, что эти сокращения шли на пользу форме сочинения. Конечно, если признать «Дыхание исчерпанного времени» пьесой медитативной, то тогда для тех, кто во время исполнения впадает в состояние медитации, время останавливается – и тогда всякое сокращение теряет смысл.

Вообще в творчестве Тарнопольского воплощение в музыке темы (или даже философской проблемы) времени, по-видимому, занимает важное место. Об этом свидетельствуют хотя бы названия некоторых его сочинений: «Когда время выходит из берегов», «По ту сторону тени», «Отзвуки ушедшего дня».

Затем швейцарская скрипачка Патриция Копачинская в сопровождении оркестра исполнила Второй скрипичный концерт Белы Бартока – один из лучших инструментальных концертов ХХ века. Скрипачке просто не хватило физических сил озвучить большой зал с большим оркестром. Временами её было еле слышно, при всей тактичности дирижёра и оркестра.

На бис Копачинская с концертмейстером Госоркестра Сергеем Гиршенко очень хорошо исполнили «Балладу и Танец» для двух скрипок Дьёрдя Лигети.

Во втором отделении прозвучала Симфония № 1 Сергея Рахманинова.

Судьба этого сочинения драматична. Рахманинов написал её в 1895 году, а первое исполнение состоялось 15 марта 1897 в одном из «Русских симфонических концертов». Дирижировал Александр Глазунов. Как писала одна из присутствовавших на этом концерте дам, «дирижёр провёл симфонию флегматично», чем обеспечил полный её провал. В разгромной рецензии Цезарь Кюи упрекнул автора в жестоком музыкальном модернизме. Все петербургские музыканты тоже были настроены очень критично.

Рахманинов, видимо, в состоянии глубокой депрессии, в которой пребывал два года после провала Первой симфонии, уничтожил её партитуру, т. к. рукопись не найдена по сей день. Сохранилась рукопись четырехручного её переложения. В годы Великой Отечественной войны при подготовке к эвакуации Библиотеки Ленинградской консерватории были найдены оркестровые голоса – и партитуру Первой симфонии Рахманинова удалось восстановить. Спустя почти пол века 17 октября 1945 года симфония прозвучала в Москве в исполнении Госоркестра СССР п/у Александра Гаука.

Скорее всего, заметная часть вины в провале Первой симфонии Рахманинова лежит на Глазунове. Но есть и объективные тому причины. От совершенства симфония далека. Общая её конструкция помпезна и тяжеловесна. Мелодизм довольно беден. Форма очень рыхлая. Казалось бы, о чём тут говорить? Говорить надо о феномене исполнительства вообще и Владимира Юровского в частности.

Исполнительство – вообще невероятно важная грань музыкальной культуры. В ХХ веке оно приобрело очень большое значение. До того чаще всего первыми а иногда и единственными исполнителями сочинения были сами авторы. Такими были и И. С. Бах, и Моцарт, и Гайдн, и Бетховен, и уж конечно Лист и Паганини. В ХХ веке в большинстве случаев авторство и исполнительство разделились. Хотя в некоторых случаях первыми, а иногда и лучшими исполнителями были авторы. Наиболее ярким примером является Сергей Рахманинов.

От первого исполнителя очень часто зависит судьба сочинения. От него зависит, какой гранью повернётся оно к слушателю – светлой или чёрной. Это хорошо понимал Альфред Шнитке. В своё время, когда в беседе с ним я восхищался его альтовым концертом, он вдруг спросил: «Не может ли быть, что не так хорош сам концерт, сколько его таким сделал Юра Башмет?»

Другой пример феномена исполнителя – это Михаил Плетнёв, играющий фортепианные сочинения П. И. Чайковского, среди которых немало откровенно слабых. Его фортепианный (именно фортепианный) феномен в том, что под его пальцами становится возможным слушать с интересом всё, и даже Большую сонату!

То же можно отнести к дирижёрско-личностным свойствам Владимира Юровского. Из-под его руки можно, хотя бы из любопытства, слушать всё. Или почти всё. (Было бы любопытно услышать, смог бы Юровский вдохнуть жизнь в графоманские опусы одного высокопоставленного чиновника-иерарха РПЦ МП, хоть и жившего одно время в Вене, но венским классиком так и не ставшего. Хотелось бы надеяться, что такой эксперимент возможен только умозрительно, и что у Владимира Юровского достанет вкуса и достоинства не быть причастным к этим позорным играм с музыкой).

Возвращаясь к рецензируемому концерту, можно сказать, что при всех претензиях к автору, слушать Первую симфонию Рахманинова в исполнении Госоркестра им. Светланова п/у В. Юровского было даже интересно. Главное, что удалось сделать Владимиру Юровскому – насколько позволяла партитура, собрать её форму. Да и звучал оркестр прервосходно.

Практика последних лет показала, что все произведения под руками Владимира Юровского становятся, по крайней мере, интересными.

Кроме таланта дирижёра, надо отметить ещё одну важнейшую составляющую успехов коллектива – это высокий уровень качества оркестра. Госоркестр им. Е. Ф. Светланова звучал в этот вечер безукоризненно и даже роскошно.

Владимир Ойвин

rss